О введении обязательного тестирования обучающихся образовательных организаций на употребление наркотических средств

Директору Департамента организации экстренной медицинской помощи и экспертной деятельности Минздрава России О.И.Гусевой

Уважаемая Оксана Игоревна!

         На Ваш запрос по телефону от 24.12.2018 г. по поводу инициативы о введении обязательного тестирования обучающихся образовательных организаций на употребление наркотических средств сообщаем следующее.

Так называемое тестирование состоит из двух этапов: 1 этап — социально-психологическое тестирование, которое организуется учреждениями образования; 2 этап — профилактический медицинский осмотр (далее – ПМО), который организуется медицинскими наркологическими организациями. В настоящее время оба этапа тестирования проводятся в отношении обучающихся в возрасте 15 лет и старше с их добровольного информированного согласия, в отношении обучающихся в возрасте моложе 15 лет – с добровольного информированного согласия их законных представителей.

Организация  ПМО как обязательной нормы для обучающихся образовательных учреждений вызывает возражения по следующим основаниям:

  1. Согласно части 1 статьи 20 Федерального закона № 323-ФЗ «необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя …». ПМО на выявление наркопотребления как один из видов медицинского вмешательства также может проводиться только после получения от обучающегося или его законного представителя информированного добровольного согласия.
  2. Статья 20 Федерального закона № 323-ФЗ допускает возможность исключения из общего правила и совершение медицинского вмешательства без согласия гражданина или его законного представителя, но только при наличии имеющихся для этого обоснованных «чрезвычайных» обстоятельств, которые связаны со следующими аспектами: 1) с тяжелым расстройством здоровья гражданина: наличие для него угрозы жизни или тяжелого психического расстройства; 2) с социальной опасностью гражданина: наличие у него социально опасного заболевания или совершение им общественно опасного деяния (преступления) или необходимость проведения ему судебной экспертизы. Обучающиеся образовательных учреждений так же, как и все граждане страны, презумпируются как здоровые и законопослушные граждане, абсолютное большинство из них не употребляют наркотики, поэтому введение в отношении них законом обязательных «контролирующих» норм противоречит Конституции РФ.
  3. В отличие от принудительных мер, которые являются безусловными и реализуются по решению суда без каких-либо дополнительных условий, меры обязательного характера всегда находятся под условием их исполнения или неисполнения. Например, при уклонении условно осужденного от назначенного судом обязательного лечения от алкоголизма или наркомании (часть 5 статьи 73 УК РФ) условное наказание может быть заменено судом на реальное, а при уклонении осужденного от назначенного врачебной комиссией ФСИН России обязательного лечения от алкоголизма (статья 18 УИК РФ) ему будет отказано в условно досрочном освобождении. Законодательное введение обязательного ПМО на наркопотребление для обучающихся образовательных учреждений также требует установления какого-либо штрафного и поощряющего условия его исполнения или неисполнения. Таким условием в отношении обучающихся высших учебных заведений может быть недопущение их к занятиям в вузе до исполнения установленной законом обязанности. В отношении обучающихся средних образовательных организаций, которые составляют основной контингент тестируемых в РФ, такого штрафного условия быть не может, т.к. в РФ  среднее образование является обязательным.
  4. Эффективность организованного в образовательных учреждениях сплошного ПМО обучающихся образовательных учреждений невысокая и накладывает огромное экономическое бремя на бюджеты субъектов РФ. Это связано с тем, что применяемые на предварительном этапе химико-токсикологического исследования (ХТИ) методы хроматографического анализа (экспресс-полоски) не детектируют большинство синтетических каннабиноидов и синтетических катинонов, которые в настоящее время занимают огромно место в структуре нелегального рынка наркотиков. Поэтому большинство потребителей синтетических наркотиков при сплошном ПМО не выявляется.

Таким образом, введение в российское законодательство обязательной нормы ПМО на наркопотребление для обучающихся образовательных учреждений, с одной стороны, противоречит принципу добровольности оказания гражданину медицинской помощи, а с другой стороны,  при отсутствии штрафного и стимулирующего условия окажется «зависшей» законодательной нормой.

Также с целью повышения эффективности ПМО и их экономической целесообразности  предлагаем  рассмотреть вопрос об изменении порядка организации тестирования на наркопотребление среди обучающихся образовательных учреждений:

а) организовать взаимодействие и обмен полученными при тестировании результатами между образовательными и медицинскими организациями, которые принимают участие в первом и втором этапах тестирования; организовывать ПМО с учетом результатов проведенного на первом этапе социально-психологического тестирования и только в тех образовательных учреждениях, где выявлена напряженная ситуация с потреблением наркотиков (выявлены наркопотребители);

б) проводить ПМО не всем обучающимся в проблемных по наркопотреблению образовательных учреждениях, а только тем обучающимся, в отношении которых есть основания предполагать употребление ими наркотиков;

в) биологический материал от данной выборочной категории обучающихся исследовать подтверждающими ХТИ без проведения ХТИ в рамках предварительного этапа, что повысит эффективность выявления наркопотребителей и обеспечит экономическую целесообразность ПМО;

г) в отношении обучающихся с обоснованными подозрениям на потребление наркотиков возможно установление законодательной нормы обязательного ПМО, т.к. они несут потенциальную социальную опасность для других обучающихся в связи с потенциально возможным наркопотреблением.

 

Генеральный директор                                                         З.И. Кекелидзе